Статья 317 гражданского кодекса рф

Cтатья 317.1 Гражданского кодекса РФ

Статья 317 гражданского кодекса рф

Дудин Алексей
Юрист, бизнес-консультант
Персональный сайт: www.adudin.ru

:

Чуть больше года назад, а именно «01» июня 2015 года вступил в силу изменения, внесенные законодателем в Гражданский кодекс РФ.

В числе нововведений было появление в Гражданском кодексе РФ статьи 317.1.

«Проценты по денежному обязательству», пункт 1 которой, по состоянию на июнь 2015 года, гласил, что если иное не предусмотрено законом или договором, то кредитор по денежному обязательству, сторонами которого являются коммерческие организации, имеет право на получение с должника процентов на сумму долга за период пользования денежными средствами.

Проценты, предусмотренные статьей 317.1 Гражданского кодекса РФ, по замыслу законодателя не являлись мерой ответственности, а представляли собой плату за пользование денежными средствами.

Точно также как не является мерой ответственности плата за пользование коммерческим кредитом, предусмотренная статьей 823 Гражданского кодекса РФ. Этот момент в последующем нашел свое отражение и подтверждение в судебной практике.

Верховный Суд РФ указал на платежный, а не штрафной характер процентов, начисленных по статье 317.1. Гражданского кодекса РФ, в пункте 53 своего Постановления от «24» марта 2016 года № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса РФ об ответственности за нарушение обязательств».

Также в указанном пункте Верховный Суд РФ подчеркнул тот момент, что начисление с начала просрочки процентов по статье 395 Гражданского кодекса РФ не влияет на начисление процентов по статье 317.1 Гражданского кодекса РФ.

И, далее, в пункте 76 названного Постановления, Верховный Суд РФ отметил, что правила статьи 333 Гражданского кодекса РФ и пункта 6 статьи 395 Гражданского кодекса РФ не применяются при взыскании процентов, начисляемых по статьи 317.1 Гражданского кодекса РФ.

Положения статьи 317.1 Гражданского кодекса РФ по замыслу законодателя должны были стать эффективным инструментом стимулирования должника к своевременному исполнению денежных обязательств.

Порой некоторые недобросовестные компании вместо получения на возмездной основе заемных средств в банке, месяцами и годами кредитуются у своих поставщиков и подрядчиков, в том смысле, что не расплачиваются с ними за полученные товары и выполненные работы. И максимум, что в такой ситуации может сделать кредитор, взыскать помимо суммы основного долга неустойку.

Которая, при этом, может быть снижена судом по мотиву ее несоразмерности последствиям нарушения обязательства. Безусловно, кроме взыскания с должника неустойки у кредитора также есть право потребовать возмещения причиненных ему убытков, но на практике доказать наличие убытков и обосновать их размер бывает довольно сложно.

Поэтому многие кредиторы ограничиваются только взысканием неустойки.

Понимая все это, некоторые должники сознательно тянут с погашением своих долгов и используют деньги своих контрагентов в собственных интересах.

Если же должники будут знать, что в случае просрочки платежа помимо неустойки им придется заплатить кредиторам еще и проценты за пользование денежными средствами (которые в отличие от неустойки не могут быть снижены судом), то это будет их стимулировать к строгому соблюдению договорных обязательств в части сроков расчетов с кредиторами.

Подобная логика законодателя представляется понятной и разумной.

Право потребовать уплаты процентов, предусмотренных статьей 317.

1 Гражданского кодекса РФ, по состоянию на июнь 2015 года, возникало у кредитора автоматически и могло быть исключено из договорных отношений сторон только посредством включения в текст заключаемого договора пункта о том, что к отношениям сторон положения статьи 317.1. Гражданского кодекса РФ не применяются, либо путем заключения дополнительного соглашения с аналогичным пунктом к уже действующему договору.

Исходя из сказанного можно сделать вывод, что законодателем были созданы необходимые условия, для того чтобы российский бизнес начал активно использовать положения статьи 317.1 Гражданского кодекса РФ в целях укрепления договорной и финансовой дисциплины при проведении расчетов.

Но жизнь показала, что бизнес практика пошла по иному пути, нежели чем планировал законодатель.

Потенциальных должников начала серьезно беспокоить возможность взыскания с них платы в виде процентов за пользование денежными средствами. Особенно, когда речь заходила о крупных сделках и, соответственно, о заметных размерах процентов, которые могли быть взысканы кредиторами.

А кредиторов в свою очередь начали основательно волновать налоговые последствия, связанные с автоматическим возникновением у них права на получение с должника процентов за пользование денежными средствами по статье 317.1 Гражданского кодекса РФ и возможным отказом от их взыскания с должника.

Тем более, что Министерство финансов РФ в своем письме от «09» декабря 2015 года № 03-03-РЗ/67486 отметило следующее: «В случае если в договоре, на основании которого возникло денежное обязательство, отсутствует порядок начисления процентов, по такому обязательству у кредитора по умолчанию возникает право требования к должнику в размере законных процентов. Данные суммы отражаются в составе доходов (расходов) у кредитора и должника соответственно. В случае указания в договоре на неприменение статьи 317.1 ГК РФ ни данные требования, ни доходы (расходы) не возникают.

Порядок учета указанных доходов и расходов в целях налогообложения прибыли организаций регулируется нормами Налогового кодекса Российской Федерации (далее – Кодекс).

На основании пункта 6 статьи 250 Кодекса доходы в виде процентов, полученных по договорам займа, кредита, другим долговым обязательствам, признаются внереализационными доходами налогоплательщика.

В состав внереализационных расходов, не связанных с производством и реализацией, включаются, в частности, расходы в виде процентов по долговым обязательствам любого вида (подпункт 2 пункта 1 статьи 265 Кодекса).

Сумма дохода (расхода) в виде процентов по долговым обязательствам учитывается налогоплательщиком в налоговом учете исходя из установленной по каждому виду долговых обязательств доходности и срока действия такого долгового обязательства на последнюю дату отчетного (налогового) периода согласно положениям статьей 271, 272 Кодекса.

Учитывая изложенное, законные проценты, начисленные по умолчанию по денежному долговому обязательству в порядке статьи 317.1 ГК РФ, подлежат учету налогоплательщиком в составе внереализационных доходов (расходов) при определении налоговой базы по налогу на прибыль организаций.

Вместе с тем кредитор вправе отказаться от их получения. В этом случае задолженность у организации-должника в виде суммы процентов по денежному обязательству, списываемая путем прощения долга, подлежит включению в состав внереализационных доходов».

В итоге вместо активного использования положений статьи 317.1 Гражданского кодекса РФ, многие российские компании начали массово включать в тексты своих договоров пункты о неприменении к отношениям сторон названной правовой нормы.

Законодатель, увидев подобную картину, оперативно отреагировал и внес изменения в текст пункта 1 статьи 317.1 Гражданского кодекса РФ. Федеральным законом от 03.07.2016 г.

№ 315-ФЗ указанная правовая норма изложена в новой редакции, которая гласит следующее: «В случаях, когда законом или договором предусмотрено, что на сумму денежного обязательства за период пользования денежными средствами подлежат начислению проценты, размер процентов определяется действовавшей в соответствующие периоды ключевой ставкой Банка России (законные проценты), если иной размер процентов не установлен законом или договором».

Как можно увидеть из приведенного текста, право начислять проценты на сумму денежного обязательства за период пользования денежными средствами у кредитора возникает не автоматически, как было ранее, а только в том случае, когда это прямо предусмотрено законом или договором.

В связи с этим, если ваша компания в настоящее время желает использовать положения статьи 317.

1 Гражданского кодекса РФ в своих отношениях с тем или иным контрагентом, то ей необходимо сформулировать и включить в текст соответствующего договора пункт, прямо и недвусмысленно указывающий на возможность компании производить начисление процентов, предусмотренных названной правовой нормой.

Также целесообразно предусмотреть конкретный размер подлежащих начислению процентов и порядок их начисления. Если сторонами размер процентов в договоре не согласован, то он, как это следует из действующей редакции пункта 1 статьи 317.1 Гражданского кодекса РФ, будет определяться ключевой ставкой Банка России, действовавшей в соответствующие периоды времени.

в соцсетях:

Источник: http://www.adudin.ru/pubs/ctatya-3171-grazhdanskogo-kodeksa-rf/

По вопросу толкования статьи 317.1 ГК РФ

Статья 317 гражданского кодекса рф

Статья 317.1 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее ГК РФ) с момента её появления оказалась для юридического сообщества своеобразной загадкой. В попытках определить её юридическое значение и область применения были высказаны самые разные мнения.

Можно отметить следующие публикации коллег Сергея Аристова по обзору судебной практики по данной статье (http://zakon.ru/blog/2015/07/20/statyu_3171_gk_rf_kazhdyj_tolkuet_na_svoj_us_i_cvet ), Дмитрия Некрестьянова по вопросу применения статьи 317.1 ГК РФ к авансам (см.http://zakon.

ru/blog/2015/06/05/primenenie_st3171_gk_rf_k_avansam), и, особено, Артёма Карапетова с обширным и наиболее детальным комментарием к статье 317.1 ГК РФ (см.http://zakon.ru/blog/2015/08/10/kommentarij_k_st3171_gk_o_zakonnyx_procentax).

В ходе дискуссии коллеги рассматривали различные аспекты, связанные с выявлением смысла и места указанной выше статьи в общей части обязательственного права. На данный момент активность юридического сообщества в рассмотрении вопроса о толковании статьи 317.1 ГК РФ заметно снизилась.

Но однозначного ответа на ряд возникших вопросов всё ещё нет.

Этим текстом я предоставляю на обсуждение ряд суждений, которые, возможно, помогут лучше разобраться в том, как следует толковать статью 317.1 ГК РФ.

Начну с общего, а именно с понятия денежного обязательства.

Статья 317.1 ГК РФ использует понятие «денежное обязательство» в качестве ключевого элемента конструкции статьи.

Но ГК РФ не содержит понятия денежного обязательства,  хотя это словосочетание используется в статье 317 («Валюта денежного обязательства») и статье 395 («Ответственность за неисполнение денежного обязательства») ГК РФ.

В статье 307 ГК РФ указывается:

«В силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности».

Если исходить из формулировки ст. 307, то под денежным обязательством следует понимать те из обязательств, предмет которых составляет исключительно уплата денег.

Эта идея имеется и в совместном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 13, Пленума Высшего Арбитражного Суда N 14 от 08.10.

1998 “О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами” (далее Постановление). В п.

1 Постановления указывается:

“Имея в виду, что статья 395 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает последствия неисполнения или просрочки исполнения денежного обязательства, в силу которого на должника возлагается обязанность уплатить деньги…

Денежным может быть… обязательство в целом (в договоре займа)

Если исходить из такого понимания, то обязательства, предмет которых не составляет уплату денег, но из которых возникает обязанность по уплате, не следует рассматривать в качестве денежных. В соответствии с ГК РФ под обязательством следует понимать правоотношение сторон относительно предмета обязательства. В этих правоотношениях у сторон есть права и обязанности, связанные с предметом обязательства. Исходя из такой понимания, предметом обязательства из договора подряда будет выполнение работы; обязанность оплатить выполненную работу и корреспондирующее ей право требовать такую оплату не сделает такое обязательство денежным.

В противном случае следует задуматься: а не содержит ли тогда любое обязательство в себе денежное обязательство? В таком случае формулировка статьи 307 ГК РФ не дает никакого содержательного различия предметов обязательств.

В пользу озвученной выше позиции говорит и текст ст. 381.1 ГК РФ («Обеспечительный платеж»). Он гласит:

Денежное обязательство, в том числе обязанность возместить убытки или уплатить неустойку в случе нарушения договора… могут быть обеспечены… (обеспечительным платежом)”.

Кроме того, наличие правил п.3 ст. 488 и п.2 ст. 829 ГК РФ, которые определяют право сторон обязательств из договоров купли-продажи, выполнение работ, оказания услуг установить проценты на денежные суммы в рамках указанных обязательств, позволяют сделать вывод о том, что ст. 317.1 ГК РФ не должна применяться к указанным обязательствам.

Не следует исходить из того, что законодатель непоследователен и нацелен на создание противоречий между общими и специальными нормами ГК РФ.

В таком случае под денежными обязательствами следует, в частности, понимать:

  • обязательства из договоров займа, кредита;
  • обязательства из нарушения договоров по выплате убытков, неустойки;
  • обязательства вследствие неосновательного обогащения;
  • обязательства по возврату т. н. «неотработанного аванса» (в случае отсутствия встречного предоставления или его недостаточности);
  • обязательства вследствие применений последствий недействительности сделок (при возврате денежных сумм).

Какие выгоды, если следовать такому мнению?

Можно избежать проблем в попытках толковать статью 317.1 ГК РФ как применимую ко всем денежным обязанностям, в т.ч. связанным с оплатой товаров, работ, услуг, внесенных авансов, в рамках гражданско-правовых договоров.

Такое “ограничительное толкование”  позволяет установить системное положение статьи. В таком случае она и правда нацелена на исполнение обязательства – денежного.

Ведь не возмещая убытков, не возвращая займа или сумму неосновательного обогащения сразу же (или до момента просрочки, если имеется срок исполнения), должник пользуется денежным средствами. Но это (кроме случаев займа) не договорное пользование, соответственно, и установить цену за такое пользование ранее было нельзя.

Также (если судить по судебной практике) при просрочке в возмещении убытков и выплате неустойки нельзя было начислить проценты по ст. 395 ГК РФ на данные суммы.

В общем виде преимущества можно выделить следующим образом:

а) четко очерчена область применения правил ст. 317.1 ГК РФ;

б) устраняется проблема соотношения ст. 317.1 и ст. 395 ГК РФ.

Первая устанавливает плату за пользование денежным средствами с момента возникновения права требования по денежному обязательства, вторая – плату за пользование денежным средствами с момента просрочки исполнения обязанности по уплате денег, в том числе и в рамках денежного обязательства;
в) у должника появляется стимул в быстром исполнении денежных обязательств, а у кредитора – дополнительная возможность получить исполненение или придти к соглашению относительно  процентов по ст. 317.1 ГК РФ.

г) участники оборота могут не задаваться вопросом о применимости ст. 317.1 ГК РФ к договорным платежам.

Источник: https://zakon.ru/blog/2015/9/8/po_voprosu_tolkovaniya_stati_3171_gk_rf

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.