Статья 18 п 1

Статья 18 Конституции Российской Федерации

Статья 18 п 1

Последняя редакция Статьи 18 Конституции РФ гласит:

Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

Комментарий к Ст. 18 КРФ

Закрепление в Конституции принципа ее высшей юридической силы и прямого действия (ч. 1 ст. 15), его конкретизация в признании прав и свобод человека и гражданина непосредственно действующими (ст. 18) и гарантирование каждому судебной защиты его прав и свобод (ст.

46) создают необходимые юридические предпосылки для превращения Конституции в непосредственно действующее право.

В прежних советских конституциях нормы о правах и свободах не обладали таким свойством, ибо не могли реализовываться, если не было соответствующего закона, партийно-правительственного постановления, ведомственной инструкции. На практике применялись именно последние, а не конституционные нормы.

Отсутствовал институт судебного конституционного контроля. Суды же представляли собой зависимый, второстепенный институт в партийно-государственной системе власти. Придание Конституции в изменяющемся российском обществе качества акта прямого действия принципиально изменяет ее роль и значение в правовой системе.

Благодаря своим юридическим свойствам, нормативности Конституция, ее положения о правах и свободах оказывают непосредственное регулирующее воздействие на общественные отношения.

При этом права и свободы признаются непосредственно действующими независимо от того, существуют или еще нет законодательные акты, призванные при необходимости их конкретизировать, определять правила, механизмы и процедуры для их наиболее эффективного осуществления.

Каждый субъект права: государственный, муниципальный или общественный орган, должностное лицо, государственный служащий или гражданин – должен сверять свои юридически значимые действия прежде всего с Конституцией, руководствоваться ею.

Она является правовым основанием для отмены актов и пресечения действий, которые ей противоречат. При защите в суде, ином органе своих прав и свобод правомерна ссылка непосредственно на конституционные нормы, как правомерна такая ссылка и со стороны этих органов при принятии ими решения.

Имеются права и свободы, которые, исходя из смысла конституционных норм, не требуют для своего осуществления дополнительной законодательной регламентации. Например, свобода мысли, свобода творчества, право на участие в культурной жизни и на доступ к культурным ценностям.

Другие нуждаются в этом для более полной и гарантированной их реализации, что вытекает из характера самого права и свободы или из прямого указания в Конституции на необходимость принятия закона. Так, норма ст. 30 Конституции о праве на объединение реализуется в единстве с конкретизирующими ее федеральными законами от 19 мая 1995 г.

“Об общественных объединениях” (в ред. от 2 февраля 2006 г.), от 12 января 1996 г. “О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности” (в ред. от 9 мая 2005 г.), от 11 июля 2001 г. “О политических партиях” (в ред. от 30 декабря 2006 г.), рядом других; норма ст. 32 об избирательных правах – с федеральными законами от 12 июня 2002 г.

“Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации” (в ред. от 30 января 2007 г.), от 18 мая 2005 г. “О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации” и др.

При этом права и свободы человека и гражданина являются главными нормативно-ценностными ориентирами, которым должны соответствовать содержание и направленность законодательства.

При развитии, конкретизации в законах конституционных положений не исключена опасность их искажения, сужения сферы действия права или свободы, установления таких процедур и механизмов их реализации и защиты, которые в силу неполноты, ущербности могут затруднить осуществление этого права или свободы.

Кроме того, низкий уровень правосознания и правовой культуры в обществе вообще и у многих представителей власти в частности порождает еще большую опасность – нарушение прав и свобод при применении даже совершенных законов изданием подзаконных актов, решениями и действиями должностных лиц исполнительной власти и местного самоуправления.

Поэтому принципиальное значение имеют положения комментируемой статьи, согласно которым смысл, содержание и применение законов, как и других правовых актов, должны быть подчинены обеспечению прав и свобод человека и гражданина. Эти положения адресованы всем ветвям государственной власти и местному самоуправлению.

При их несоблюдении вступает в действие механизм судебного конституционного контроля и судебной защиты.

Конституция возлагает на Конституционный Суд проверку по запросам уполномоченных на то органов и лиц конституционности законов, иных нормативных правовых актов, договоров. По жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан, их объединений и по запросам судов он проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле.

Конституционный Суд уже принял немало решений, которыми признал неконституционными положения законов, других нормативных правовых актов на том основании, что они по своему буквальному смыслу или по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, фактически устанавливали необоснованные ограничения конституционных прав граждан, препятствия к их полному осуществлению.

На основе Конституции Суд признал неконституционными полностью или частично положения законов, касающиеся, например: права на судебную защиту; равенства граждан перед законом и судом; прав потерпевших от злоупотреблений властью; избирательных, трудовых, жилищных прав; права на пенсионное обеспечение; свободы экономической деятельности; прав в налоговых правоотношениях; права на благоприятную окружающую среду и на возмещение ущерба, причиненного экологическим правонарушением; права на свободу информации; права свободно выезжать за пределы страны и беспрепятственно возвращаться в нее; иных прав. Все эти решения направлены на защиту основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечение их непосредственного действия, ориентацию субъектов права, прежде всего государственных органов и должностных лиц, на применение законов, иных нормативных правовых актов в соответствии с их конституционно-правовым смыслом. Функцию конституционного контроля в пределах своих полномочий осуществляют конституционные, уставные суды субъектов Федерации.

Развивается практика прямого применения Конституции, прежде всего в сфере защиты прав и свобод граждан, и в деятельности других звеньев судебной власти – судов общей юрисдикции и арбитражных судов. Конституционный Суд еще в Постановлении от 4 февраля 1992 г. N 2-П (Ведомости РСФСР. 1992. N 13. ст.

669) отмечал, что положение Конституции об обязанности государственных органов и должностных лиц соблюдать Конституцию, по существу, требует непосредственного ее применения судами при обнаружении противоречия между конституционными нормами и другими законами. 31 октября 1995 г.

Пленум Верховного Суда РФ принял специальное постановление “О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия” (Бюллетень ВС РФ. 1996. N 1). Постановление, исходя из требований ч. 1 ст. 15, ст.

18 Конституции, также ориентирует суды на то, чтобы в соответствии с этими конституционными положениями они при рассмотрении дел оценивали содержание закона или иного нормативного акта, регулирующего рассматриваемые судом правоотношения, и во всех необходимых случаях применяли Конституцию в качестве акта прямого действия.

Это важно для реальной защиты прав и свобод человека, учитывая, что в суд могут быть обжалованы решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц и государственных служащих, посягающие на права и свободы граждан (см. комм. к ст. 46).

Источник: http://ConstitutionRF.ru/rzd-1/gl-2/st-18-krf

Судебная практика к статье 18 Закон о защите прав потребителей. О защите прав потребителя

Статья 18 п 1
Законы и кодексы » Закон о защите прав потребителей » Глава II. Защита прав потребителей при продаже товаров потребителям » Статья 18. Права потребителя при обнаружении в товаре недостатков » Дело N46-КГ16-23. О защите прав потребителя.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 ноября 2016 г. N 46-КГ16-23

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Гетман Е.С. и Киселева А.П.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Маряхиной В.Р. к индивидуальному предпринимателю Поповой О.В. о защите прав потребителей

по кассационной жалобе Маряхиной В.Р. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 20 апреля 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С., выслушав объяснения представителей Маряхиной В.Р. по доверенностям – Маряхиной Л.Д., Сурковой Т.И., Гасанова Я.Г., поддержавших доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Маряхина В.Р. обратилась в суд с иском к индивидуальному предпринимателю Поповой О.В. о защите прав потребителя.

Решением Автозаводского районного суда г. Тольятти от 1 февраля 2016 г. исковые требования удовлетворены частично.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 20 апреля 2016 г. решение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении иска отказано.

В кассационной жалобе Маряхина В.Р. просит отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 20 апреля 2016 г., как незаконное.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 19 октября 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются предусмотренные законом основания для удовлетворения кассационной жалобы.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм права допущены при рассмотрении данного дела.

Судами установлено и из материалов дела следует, что 5 марта 2013 г. Маряхина В.Р. и индивидуальный предприниматель Попова О.В. заключили договор поставки N 46, согласно п. 1.1 которого поставщик обязался передать в собственность покупателя сантехническое оборудование согласно п.

1.2 договора, а покупатель обязался принять и оплатить его. Истец приняла в собственность и оплатила товар, общая стоимость которого согласно п. 3.1 договора составила 118 400 руб. Указанную сумму истец внесла в установленном договором порядке, что подтверждено товарными чеками.

13 июля 2015 г. в процессе эксплуатации душевой панели “Valentin Dune” обнаружился производственный дефект: из корпуса душевой панели выпал смеситель (регулятор температур) холодной и горячей воды, так как крепление данного смесителя было изготовлено из пластмассы, а не из металла, как гарантировал продавец. При падении регулятор воды повредил поддон стоимостью 22 200 руб.

21 июля 2015 г. истец обратилась с претензией к ответчику с просьбой расторгнуть договор поставки в отношении душевой панели, вернуть денежные средства в размере 27 700 руб., а также возместить издержки, связанные с составлением претензии.

19 августа 2015 г. ответчик Попова О.В. ответила на претензию письменным отказом.

Заключением судебного эксперта от 4 сентября 2015 г. N 3371 установлено, что причиной разрушения обжимной шайбы крана душевой панели является производственный брак (конструктивная недоработка) в пластиковом элементе гидротехнической конструкции.

Допрошенный в судебном заседании 11 января 2016 г. эксперт Перцов И.Г. указал, что маркировка на товаре отсутствует и определить, кто его произвел, он установить не смог.

Разрешая спор по существу и частично удовлетворяя заявленные исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что проданный товар имеет существенный недостаток и истец вправе требовать от ответчика возврата уплаченных за него денежных средств, иных убытков, компенсации морального вреда, неустойки и штрафа.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в иске, судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда, учитывая заключение эксперта, согласно которому возникший дефект товара носит производственный характер, сослалась на то, что истец Маряхина В.Р. вправе предъявить свои требования непосредственно к изготовителю приобретенного товара в связи с истечением гарантийного срока на него.

С выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с пунктами 1 , 2 статьи 4 Закона от 7 февраля 1992 г.

N 2300-1 “О защите прав потребителей ” (далее – Закон о защите прав потребителей ) продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар, качество которого соответствует договору.

При отсутствии в договоре условий о качестве товара продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар, соответствующий обычно предъявляемым требованиям и пригодный для целей, для которых товар такого рода обычно используется.

Пунктом 6 статьи 18 Закона о защите прав потребителей определено, что в отношении товара, на который установлен гарантийный срок, продавец (изготовитель), уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер отвечает за недостатки товара, если не докажет, что они возникли после передачи товара потребителю вследствие нарушения потребителем правил использования, хранения или транспортировки товара, действий третьих лиц или непреодолимой силы.

Согласно пункту 1 статьи 18 Закона о защите прав потребителей потребитель в случае обнаружения в товаре недостатков, если они не были оговорены продавцом, по своему выбору вправе: потребовать замены на товар этой же марки (этих же модели и (или) артикула); потребовать замены на такой же товар другой марки (модели, артикула) с соответствующим перерасчетом покупной цены; потребовать соразмерного уменьшения покупной цены; потребовать незамедлительного безвозмездного устранения недостатков товара или возмещения расходов на их исправление потребителем или третьим лицом; отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар суммы.

Пунктами 2 , 3 этой же статьи Закона о защите прав потребителей предусмотрено, что требования, указанные в пункте 1 данной статьи , предъявляются потребителем продавцу либо уполномоченной организации или уполномоченному индивидуальному предпринимателю, импортеру.

Потребитель вправе предъявить требования, указанные в абзацах втором и пятом пункта 1 данной статьи , изготовителю, уполномоченной организации или уполномоченному индивидуальному предпринимателю, импортеру.

Вместо предъявления этих требований потребитель вправе возвратить изготовителю или импортеру товар ненадлежащего качества и потребовать возврата уплаченной за него суммы.

В силу пункта 1 статьи 19 Закона о защите прав потребителей потребитель вправе предъявить предусмотренные статьей 18 данного закона требования к продавцу (изготовителю, уполномоченной организации или уполномоченному индивидуальному предпринимателю, импортеру) в отношении недостатков товара, если они обнаружены в течение гарантийного срока или срока годности. В отношении товаров, на которые гарантийные сроки или сроки годности не установлены, потребитель вправе предъявить указанные требования, если недостатки товаров обнаружены в разумный срок, но в пределах двух лет со дня передачи их потребителю, если более длительные сроки не установлены законом или договором.

Из содержания указанных норм в их взаимосвязи следует, что в случае обнаружения в товаре недостатков, не оговоренных продавцом, потребитель в течение гарантийного срока товара вправе обратиться к продавцу либо изготовителю с требованием о возврате уплаченной за товар суммы, отказавшись от исполнения договора купли-продажи.

Согласно пункту 2 статьи 19 Закона о защите прав потребителей гарантийный срок товара, а также срок его службы исчисляется со дня передачи товара потребителю, если иное не предусмотрено договором. Если день передачи установить невозможно, эти сроки исчисляются со дня изготовления товара.

Из материалов дела следует, что договор поставки, заключенный между истцом и индивидуальным предпринимателем Поповой О.В., не содержит условий о гарантийном сроке товара.

Суд апелляционной инстанции, отказывая в удовлетворении исковых требований, пришел к выводу о том, что на указанное выше сантехническое оборудование гарантийный срок истек.

Между тем суд не установил, каким по длительности является гарантийный срок на сантехническое оборудование “Valentin Dune”, подлежит ли применению к правоотношениям сторон этот гарантийный срок с учетом признаков товара, на которые было указано экспертом, а также то, когда это оборудование фактически было передано потребителю.

Эти обстоятельства являются юридически значимыми для правильного разрешения спора.

Без их установления и оценки по правилам статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации вывод суда об истечении гарантийного срока товара и о праве истца обратиться с соответствующими требованиями к изготовителю в силу пункта 6 статьи 19 Закона о защите прав потребителей нельзя признать правильным.

Ошибочной является и ссылка суда на пункт 1 статьи 18 Закона о защите прав потребителей о правомочиях покупателя в случае обнаружения недостатков в технически сложном товаре, поскольку судом не исследован вопрос о том, является ли товар технически сложным и входит ли он в Перечень технически сложных товаров, утвержденный постановлением Правительства Российской Федерации от 10 ноября 2011 г. N 924.

Допущенные нарушения норм права являются существенными, они повлияли на исход дела, и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 20 апреля 2016 г. подлежит отмене, а дело – направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить спор в зависимости от установленных обстоятельств и в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387 , 388 , 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 20 апреля 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Источник: https://advokat-malov.ru/zakony-i-kodeksy/zakon-o-zashhite-prav-potrebitelej/glava-ii--zaschita-prav-potrebiteley-pri-prodazhe-tovarov-potrebitelyam/statya-18--zakon-o-zaschite-prav-potrebiteley/sud-praktika-k-state-18-zakon-o-zaschite-prav-potrebiteley-45165.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.